БанкиЧастный сектор (физ и юрлица)

Деривативы – финансовая бомба замедленного действия

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

По данным Банка международных расчетов (Bank for International Settlements), номинальная стоимость только внебиржевых (over-the-counter, или OTC) деривативов на балансах банковского и корпоративного секторов на конец 2013 года составляла $710,2 трлн. Это является второй самой высокой цифрой за всю историю наблюдений. Если рассчитывать по номинальной стоимости, 82% – это деривативы, базовым активом которых является процентная ставка. По оценке МВФ, совокупный залог по данным деривативам составляет лишь $600-700 млрд.

a57-P7WuNbU

Опасность, которую заключает в себе рынок деривативов, имеет скрытый характер. Позиции по деривативным контрактам часто не отражаются в балансах компаний и банков, поскольку представляют собой лишь потенциальные обязательства или доход в случае наступления конкретных условий (при определенных изменениях цены базового актива). Уже одно это обстоятельство не позволяет точно оценить потенциальные масштабы риска, который несут деривативы для системы мировых финансов.

Кроме того, деривативы являют собой инструменты с большим финансовым рычагом, что определяет их высокоспекулятивный характер. Иначе говоря, при благоприятных обстоятельствах деривативы позволяют получать многократно большую норму прибыли, чем дают вложения в другие виды активов. Но при неблагоприятных обстоятельствах они могут порождать убытки поистине катастрофических размеров — достаточно вспомнить банкротство старейшего британского торгового банка Barings или банкротство крупного американского хеджфонда Long Term Capital Management (LTCM). По иронии судьбы в число руководителей LTCM входили основоположники методики расчета стоимости опционных контрактов, лауреаты Нобелевской премии по экономике американцы Роберт Мертон и Майрон Шоулз — именно благодаря их исследованиям рынок деривативов достиг современных гигантских масштабов.

Третьи виды рисков проистекают из-за риска неплатежеспособности другой стороны деривативного контракта. Многие банки и корпорации используют деривативные контракты (опционы, свопы) как инструменты хеджирования рисков. Так, играя на рынке ГКО, некоторые иностранные инвесторы страховали себя от валютных рисков, покупая опционы в российских банках, что на первый взгляд гарантировало их от возможных убытков в случае неблагоприятной динамики валютного курса. После дефолта и девальвации рубля многие российские контрагенты по деривативным контрактам признали себя неплатежеспособными и отказались от исполнения контрактных обязательств. Данный пример показывает, что деривативы часто не столько снижают локальные риски, сколько маскируют их. Обманчивое чувство безопасности побуждает финансовые институты принимать на себя большие риски, чем они бы в ином случае себе позволили. Так что уже в этом аспекте деривативы увеличивают общий уровень системного риска.

Многие эксперты, включая Мертона и Шоулза, активно доказывали отсутствие угрозы системного риска, исходящего от рынка деривативов. При спокойных условиях функционирования на рынках действует статистический закон нормального распределения вероятностей движения цены (колоколообразная кривая стандартных отклонений). Чем больше отклонения от среднего значения, тем реже они случаются, причем с равной вероятностью в обе стороны. Данное обстоятельство по закону больших чисел на первый взгляд сводит на нет риск от использования производных контрактов, на что обычно ссылаются менеджеры тех хеджфондов и банков, которые ведут активные операции с деривативами. Упускают, однако, из вида то, что в экстремальных условиях (например при остром кризисе) распределение существенно отклоняется от нормального. Именно в нестабильных экономических или рыночных условиях риск для отдельных институтов и системный риск от рынка деривативов в отношении всей финансовой системы экспоненциально нарастает.

Справедливости ради следует заметить, что производные контракты сильно различаются по степени той потенциальной угрозы, которую они представляют для стабильности финансовой системы (описательный отрывок взят отсюда).

В своем письме акционерам в 2002 году знаменитый инвестор Уоррен Баффетт описал деривативы как «бомбу замедленного действия» для всех вовлеченных сторон.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Previous post

"Ловушка ликвидности" в действии: текущие темпы роста кредитования намного ниже предкризисных

Next post

Изменение долговой нагрузки с начала кризиса 2008 года по секторам и регионам

1 Comment

  1. Nadelinka
    14.01.2016 at 16:01 — Ответить

    «Манипуляции на наличном рынке иностранной валюты производились ежедневно и продолжались почти десять лет, влияя на ценность фондов и деривативов. Валютный рынок с оборотом в 4,7 триллиона в день, самый большой в финансовой системе, вместе с тем является и наименее регулируемым».

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *