Без рубрики

Кризис современной экономической теории (или основные положения Австрийцев и их отличие от монетаристов/кейнсианцев)

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

На основе лекции Г. Сапова в ВШЭ 17.12.1998 года и презентации Степана Демуры от 04.04.2008 года

Современная макроэкономическая теория (монетаризм/кейнсианство), за вычетом достаточно примитивных математическо-статистических выкладок и красивых формулировок, сводится к известному принципу «бабло побеждает зло»:

  • Кризисы перепроизводства (после прохождения высшей точки кредитного/бизнес-цикла) необходимо компенсировать денежно-кредитной политикой накачки экономики денежной/кредитной массой посредством увеличения правительственных расходов (дефицита бюджета) и соответствующей политикой монетарных властей.
  • Различие между деньгами (денежной базой) и кредитной массой не делается.
  • Предложение денег в экономике является главным критерием её развития. Экономика всегда стабильна и функционирует на полном уровне занятости ресурсов, если предложение денег меняется с постоянной скоростью.
  • В определенных ситуациях рынок не в состоянии поддержать себя сам; иногда государство должно вмешиваться в экономику, чтобы устранить «неполадки»

В основе Австрийской экономической школы лежит теория бизнес-циклов: за кредитным/инфляционным бумом неизбежно следует дефляционный коллапс (Великая депрессия после 1929 года, Японская депрессия после 1990 года).

В системе, где господствуют коммерческие банки с неполным резервированием, генерируются так называемые фидуциарные деньги или деньги, не обеспеченные резервами на 100%. Это приводит, с одной стороны, к удешевлению кредита, с другой стороны — к росту ожиданий. Рост этих ожиданий связан с тем, что публика интерпретирует увеличившийся поток кредитов как сигнал о росте спроса на свою продукцию и услуги. Через короткое время производственные мощности оказываются полностью задействованными, замороженные стройки завершаются, оборудование со складов уходит в монтаж, и кредитный механизм порождает бум в инвестиционных отраслях, который может продолжаться до тех пор, пока деньги дешевые и пока публика интерпретирует процентную ставку как низкую.

В системе без Центрального банка или с Центральным банком, который жестко ограничен золотыми резервами, спад наступает достаточно быстро, так как Центральный банк упирается в своих возможностях расширения кредита в абсолютный размер золотых резервов, поднимает учетную ставку или ставку рефинансирования — в зависимости от устройства взаимодействия Центрального и коммерческого банков — и сама фаза бума не продолжается долго. Поэтому спад не является глубоким, а расчистка рынка происходит достаточно быстро. С момента обретения независимости США в 1776 и вплоть до 1929 года все «великие депрессии» укладывались в рамки трех лет, за исключением кризиса 1873-79 гг, который, тем не менее, был менее затяжным и менее глубоким, чем Великая Депрессия после 1929 года (смотри здесь и здесь).

С появлением в стране центрального банка, которые имеет в активах не золото, а казначейские обязательства и иные государственные долги, его способность предлагать «дешевые» деньги, то есть долги, держать низкую ставку и выдавать необеспеченные деньги банкам, возрастает. Становится возможной продление фазы бума с соответствующим углублением фазы спада и с соответствующими более болезненными формами этого спада. При малейшем сигнале о том, что ставка пойдет вверх и/или кредиты станут менее доступными, появляется «эффект домино».

Иными словами, Австрийская школа показывает, что инфляционная денежно-кредитная политика приводит к искажению реальной стоимости денег, что в свою очередь приводит к инвестированию сбережений и капитала в проекты, которые в отсутствие данной политики имеют отрицательную доходность. В апогее кредитного/инфляционного бума экономика перестаёт быть экономикой реального производства и становится экономикой активов, т.е. экономикой, в которой основная масса денежного потока генерируется за счёт переоценки активов (банки могут выдавать все больше и больше кредитов, поскольку стоимость залогов растет).

Коллапс наступает в момент, когда реальный денежный поток, генерируемый производственным сектором и сектором услуг, становится недостаточным для поддержания существующих темпов роста потребления и обслуживания долга. Начинается дефляционный коллапс, сопровождаемый сокращением кредитной массы и падением стоимости активов.

Инфляция проявляется в периоды кредитного бума и является следствием расширения кредитной массы. Дефляция, напротив, является следствием кредитного сжатия. До отмены привязки доллара США к золоту на протяжении нескольких веков инфляция и дефляция попеременно сменяли друг друга (см. график внизу). Как видно на примере инфляции в США на графике внизу, текущий кредитный бум – самый продолжительный за последние несколько столетий…

Сравнение австрийской и кейнсианской школы

Сравнение австрийской и кейнсианской школы в виде инфографики также можно найти здесь.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Previous post

Пик добычи золота будет достигнут в 2015 году?

Next post

С конца 2007 года совокупная долговая нагрузка в мире выросла на $57 трлн

No Comment

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *