Банки

С 2008 года TOO-BIG-TO-FAIL банки стали еще больше

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

TO-BIG-TO-FAIL (в переводе – “слишком большие, чтобы рухнуть”) банки – это системно значимые банки, которые в случае банкротства представляют угрозу для финансовой системы. Сам факт наличия таких банков создает «моральный риск», поскольку такие банки, будучи уверенными в своем непременном спасении со стороны государства, берут на себя повышенные риски. Результатом становится известный принцип «прибыли приватизируются, а убытки национализируются».

Напомним, что после банкротства Lehman Brothers для спасения финансовой системы были задействованы гигантские ресурсы государства (т.е. налогоплательщиков) и центральных банков, оцениваемые в $12,8 трлн. К примеру, в США на пике кризиса 2008-2009 гг. все без исключения системно значимые банки получали помощь от ФРС США в виде кредитных линий для срочного латания дыр.

Помимо прямой помощи от государства, TBTF-банки пользуются скрытыми субсидиями: поскольку восприятие риска банкротства таких банков у инвесторов и кредиторов меньше, чем в отношении обычных банков, то ежегодно только в США десяток крупнейших TBTF-банков получает десятки миллиардов долларов в виде недоплаченных процентов по привлеченным ресурсам из-за отсутствия дополнительной премии за риск.

После краха Lehman Brothers как в Европе, так и в США публично озвучивались намерения недопустить повторения угрозы системного кризиса. С этой целью в 2010 году в США  был принят закон Додда-Франка, а в Европе начали внедрятся новые банковские стандарты достаточности капитала Basel III. Однако обе инициативы далеки от завершения. Из 398 пунктов закона Додда-Франка воплощены только около половины, а достижение заявленной нормами Basel III 7%-ого порога достаточности капитала (отношение капитала банка к его активам) все время откладывается из-за непрекращающегося стресса в европейской банковской системе.

После отмены золотого стандарта в начале 1970-х гг. и произошедшей финациализации экономики (отношения объема финансовых активов к ВВП), стремительно вырос как совокупный размер активов мировой банковской системы, так и их концентрация в руках крупнейших банков (см. диаграммы 1 и 2):

Top 50 Global banks assets
Диаграмма 1. Источник: http://www.globalbanking.org

 

Диаграмма 2. Источник: http://www.globalbanking.org/reports/too-big-to-fail.pdf
Диаграмма 2. Источник: http://www.globalbanking.org

В некоторых случаях активы одного TBTF-банка сопоставимы с ВВП отдельно взятой страны (см. диаграмму 3, данные на 2010 год), составляя львиную долю банковской системы страны (отношение активов банковской системы к ВВП по странам см. на диаграмме 4, данные на 2012 год).

Диаграмма 3. Источник: http://blog.logicoffinance.com/2011/07/hey-europe-what-is-going-on-part-1.html
Диаграмма 3. Источник: http://blog.logicoffinance.com
Диаграмма 4. Источник: http://www.zerohedge.com/news/2013-05-18/spot-odd-continent-out-total-bank-assets-gdp
Диаграмма 4. Источник: http://www.zerohedge.com

Однако как показывают цифры, за последние годы банки не стали меньше – во всех крупнейших банках мира активы увеличились (см. диаграммы 5 и 7). Единственное достижение последних лет – это некоторое снижение т.н. банковского «плеча» (отношение активов к капиталу), так как почти во всех случаях капитал рос быстрее активов. Тем не менее, в некоторых случаях размер банковского «плеча» по-прежнему высок (см. диаграмму 6): к примеру в тех случаях, где оно превышает 20, лишь 5%-ный убыток по активам (невозврат кредитов, снижение рыночной стоимости активов и т.д.) делают банк де-факто банкротом.

Диаграмма 5. Источник: данные компаний, расчеты автора
Диаграмма 5. Источник: данные компаний, расчеты автора
Диаграмма 6. Источник: данные компаний, расчеты автора
Диаграмма 6. Источник: данные компаний, расчеты автора

Примечательно, что в авангард TBTF-банков стремительно ворвался Китай. Ранее мы указывали, что совокупные активы китайской банковской системы уже почти в 2 раза превышают совокупные активы американской. Если посмотреть на самые крупные китайские банки, то активы каждого из них за последние 8 лет выросли примерно в 3 раза (см. диаграмму 7), в результате чего из семи первых строчек крупнейших банков мира китайским банкам в настоящий момент принадлежит четыре.

Диаграмма 7. Источник: данные компаний, расчеты автора
Диаграмма 7. Источник: данные компаний, расчеты автора
Диаграмма 8. Источник: данные компаний, расчеты автора
Диаграмма 8. Источник: данные компаний, расчеты автора

Наряду с банками стремительными темпами растет «теневая» банковская система в лице небанковских финансовых организаций, которые выдают кредиты, но не работают со вкладами (трасты, фонды и т.д.). Такие организации часто инвестируют в неликвидные активы, например «бросовые» облигации корпораций и развивающихся стран или недвижимость. Они мало диверсифицируют вложения и копируют стратегии друг друга. Если один фонд начнет продавать активы, такие же активы обесценятся в портфелях других фондов – и они тоже будут вынуждены продавать. Риск в том, что пайщики открытых фондов могут продать свою долю практически в любой момент. Если пайщики начнут массово забирать средства, фонд может столкнуться с нехваткой ликвидности. Как видно на графике 1, после некоторой паузы в 2008 году, активы «теневой» банковской системы растут непрерывно и к концу 2013 года достигли $75 трлн (см. диаграмму 9). Существенный вклад в ее рост вносит Китай. Таким образом, риски не исчезают, а лишь перетекают из одного сегмента банковской системы в другой.

Диаграмма 9. Источник: http://www.bloombergview.com/quicktake/shadow-banking
Диаграмма 9. Источник: http://www.bloombergview.com

Как указывает Федеральное агентство по страхованию вкладов США (US FDIC), после 2008 года банки стали еще крупнее и сложнее, причем этот тренд не только продолжился, но и ускорился. Оно также признает, что имеющихся инструментов не хватит, чтобы противостоять последствиям банкротства другого крупного финансового института. Кроме того, оно не совсем уверено, что в этой ситуации делать.

Как видно на диаграмме 10, на конец 2014 года отношение фонда страхования вкладов к сумме депозитов в банковской системе США (DIF reserve ratio) составлял лишь 1,01% ($63 млрд против $6,3 трлн). И ситуация вряд ли изменится в обозримом будущем — к 2020 году цель составляет 1,35%. Ирония в том, что до кризиса 2008-2009 года это соотношение было выше, а сумма страхового покрытия – ниже ($250 тыс. сейчас против $100 тыс. ранее).

Диаграмма 10. Источник: https://www.fdic.gov/news/news/speeches/spfeb2415.html
Диаграмма 10. Источник: https://www.fdic.gov

Будет ли решена в обозримом будущем проблема TBTF-банков в виде дробления, существенной докапитализации или прочих подобных мер? Вряд ли, ведь это невыгодно самим банкам. И даже если чиновники, не являющиеся банковскими лоббистами, будут проявлять большое усердие в решении этого вопроса, они рискуют потерять щедрые пожертвования от финансовой отрасли на избирательную кампанию (см. тут, тут и тут). Или ввиду снижения кредитной активности со стороны банковской отрасли спровоцировать новую острую фазу кризиса, потеряв поддержку горячо любимого электората. А потому статус-кво, скорее всего, сохранится.

Рисунок 1. Источник: http://www.zerohedge.com/news/2015-05-14/why-there-has-been-no-recovery-one-simple-chart-harvest-corruption
Рисунок 1. Источник: http://www.zerohedge.com
Рисунок 2. Источник: http://www.bloomberg.com/bw/articles/2012-07-05/the-price-of-too-big-to-fail
Рисунок 2. Источник: http://www.bloomberg.com


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Previous post

Почему рост на рынке нефти недолговечен

Next post

Стабильно плохие долги в периферийных странах Европы

No Comment

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *